0

Плацкарт. Эпизод 1

Эта история опять же была подслушана в поезде. Плацкартный вагон на время поездки превращается в некий сложный коллектив. Люди, которые до этого не подозревали о существовании друг друга, через несколько часов совместного нахождения в одном купе начинают вести себя как старые знакомые. В моем купе все спали, а вот в соседнем собрались две старушки, один дедок и женщина средних лет. Так как уже наступила ночь, то и речь пошла именно о странных вещах. Историю деда буду рассказывать от первого лица, так понятней… «Было это лет десять назад. На краю деревни жил один мужик по имени Прокл. Был он очень нелюдим и поэтому не женат. На жизнь он зарабатывал тем, что пас деревенскую скотину. Делал он это без нареканий, а в помощниках у него была большая черная псина по кличке Гнедыш – как коня назвал. Прокл ничего не боялся – рядом с омутами купался, быков заламывал, а потом и с медведем успел побороться и, ясен свет, победил. Бабки поглядывали на угрюмого мужика и крестились, считали, что он с нечистой силой знается. Как-то раз вечером бабы вышли встречать скотину и с удивлением обнаружили, что животные пришли одни, точнее Гнедыш их пригнал, а вот Прокла не было. Мужики подождали чуть, а потом заподозрили неладное и пошли на пастбище. Когда уже дошли почти до места, то там и нашли пастуха. Он лежал на тропинке - навзничь и …мертвый. Что с ним приключилось – непонятно было. Ран и следов от удара – не видно. Так как деревня наша глухая и до городов далеко, то ни вскрытий всяких, ни разбирательств милицейских не было. Прокла принесли домой, и поручили бабам все подготовить к похоронам. Никто желания не изъявил. Его боялись при жизни, а теперь сторонились еще больше. Пугала и реакция Гнедыша. Пес сидел у открытой двери дома и был крайне недоволен присутствующим народом. Он не выл, не бросался на людей как это бывает, когда у собак умирает хозяин. Наступило время похорон. В дом Прокла зашли две бабки, чего-то там надо было взять. Мужики с самогонкой толклись во дворе и лениво обсуждали предстоящее мероприятие. В это время в доме раздался оглушительный визг и какой-то странный шум. Васька Петров, который в этот момент пытался отхлебнуть из горла, поперхнулся, подавился и облился пахучей жидкостью. В дверях дома показалась одна из бабок. Платок на ее голове сбился, обнажив спутанные седые волосы. Она выла нечеловеческим голосом как дикий зверь, потом сделала пару нетвердых шагов и рухнула с крыльца. В доме вновь послышался грохот, а затем на пороге возник…шатающийся Прокл в белом исподнем. Мужики не верили своим глазам. Им было плевать на лежащую на земле бабку, они бочком, очень аккуратно продвинулись к калитке и рванули прочь от такой «бесовщины». Деревня буквально взорвалась. Все позапирались в домах и исподтишка подсматривали в окошки, но Прокла не было видно. Дело близилось к вечеру, и что-то надо было делать. Вообще непонятно чем бы все кончилось, если бы не внук Паранчихи. Он учился в городе и иногда приезжал к бабке за гостинцами и на рыбалку. Когда по деревне пронесся звук мотора, все как-то облегченно вздохнули. Паранчиха же, опасаясь за внука, бросилась на улицу. Внук Борька уже остановился и слез с мотоцикла, собираясь закатывать его во двор. Бабка кинулась к нему и в этот момент увидела Прокла, тот стоял на дороге и подозрительно взирал на нее. Бабка с визгом: «Мертвяк!», споткнулась и упала на четвереньки…Из домов повыскакивали трусливые наблюдатели. Борька, испугавшись…чокнутых деревенских(!), отбежал в сторону и спрятался за Прокла. Мужик же, приобняв парня за плечо, вытащил из-за спины дубинку, явно имея намерение отбиваться от полоумных…Какое-то время все стояли молча. Потом Борька спросил о том, что тут происходит…Через полчаса криков и обвинений, до толпы дошло, что Прокл вроде бы совсем живой. Окончательно дело прояснил все тот же умница Борька. Он рассказал, что такая «смерть» называется у врачей летаргическим сном и что массу народа хоронят живыми и спящими. Прокл после этого случая, как ни странно стал более общительным и впоследствии даже женился, правда, на бабе из соседней деревни…». Я лежала на полке и, засыпая под стук колес, представляла себе эту историю в лицах. Бывает же такое – и смех, и грех…
Рейтинг: +3
+536