0

...Чемпион!!!

В нашем дворе вся молодежь дружит между собой и если что всегда друг за друга горой. Мы то с Ванькой уже не так часто тусуемся во дворе – все таки семейные и даже дети есть. Но время от времени выходим вечерком, посидеть на лавочке, отдохнуть чуток, да старые времена вспомнить. Вот и сегодня вновь наслаждаемся теплым летним вечером и вспомнили одну историю – произошла она лет пять назад. В то время были оторванными на всю голову – ну сила есть, ума не надо. Да в наше время все такие, не только мы. Мы как порядочные пацаны были ярыми фанатами нашего футбольного клуба и, конечно же присутствовали на всех его играх. А тут ожидалось грандиозное событие – очередная игра должна была пройти в нашем городе и противник был ого-го каким – с весьма известным именем. Загодя, ну за пару-тройку дней на нашу территорию начали подтягиваться болельщики этого клуба. Вначале их и не видно было, а потом уж как до игры остался один день – само собой разумеется, все носились в боевой раскраске – кто пьяный, кто не очень, ну все как обычно – что тут рассказывать. Мы с Ванькой пошли в институтский парк попить пива, так как делать особо было нечего. Только устроились на лавке в кустах как тут они – трое чужих пацанов, при полном параде и уже слегка поддатых. Долго мы не разговаривали – дрались, молча чтобы не привлекать внимания. Кровищи было много - помню, еле отмылся потом. В кой-то момент я увидел, что Ванька, а он здоровый медведь, разошелся не шутку и бьет так, чего и не стоило бы делать. Я пошел его оттаскивать, а эти вместо того, чтобы оценить накинулись снова. Короче говоря, месиво было то еще. Из-за моей медвежьей помощи Ваньке сломали руку, и теперь мне пришлось спасать уже его. Когда я отмолотил последнего и уже слазил с него, почувствовал на себе чей-то взгляд – прямо ледяной что ли. Я поднял голову и увидел старуху в черной одежде, она стояла в кустах и смотрела на меня. Глаза у нее были как у кошки, меня аж передернуло и как будто сковало. Я потряс головой для того чтобы отогнать наваждение, а старуха со злостью и каким-то отвращением плюнула в мою сторону. То, что этот плевок относился именно ко мне, я понял каким-то внутренним чутьем. Я встал, отряхнулся и глянул в кусты – бабки в черном уже не было. Я подумал, что старая карга видимо чокнутая местная попрошайка и тут же забыл про нее. Мы с Ванькой поползли домой зализывать раны. Жили мы в одном дворе, причем друг жил один в родительской квартире. Родичи у него уехали за границу, поэтому я отзвонился домой и сообщил своим, что буду ночевать у Ваньки, даже в окно им помахал, чтобы не беспокоились. Увидели бы в каком я состоянии – ни за что бы не пустили завтра на футбол. Наступил следующий день, Ванька все утро выл, что у него болит рука. Я предложил идти в больничку, но друг решил, что мы не можем опаздывать на матч, и что рука подождет. Ну, сказал, так сказал… и мы пошли в сторону стадиона. Идти надо было через железнодорожные пути. Мы естественно переходили их не через переход, а как придется, а то и под вагонами. Когда прошли парковую зону и вышли к путям, у меня внутри что-то екнуло. Вдоль путей, сильно хромая, двигалась та самая злобная старуха. Мы с Ванькой уже начали переходить через рельсы, как я увидел, что бабка вознамерилась сделать то же самое. Но, видимо у нее подвернулась нога, потому как она тяжело упала на бок, да еще и на рельсу. Я даже не думал ни секунды, а сразу бросился к ней для того чтобы помочь встать. Когда подбежал, она уже стояла на коленях и безуспешно пыталась подняться на ноги. Я подхватил ее под мышки, но она, злобно фыркнув, оттолкнула меня. Я от удивления выпустил ее, и она вновь упала, только уже на спину. Тут я оторопел еще больше – я смотрел в ее глаза, а их не было. Просто белые глазницы – бабка была слепа. Ну, бороться со старухой было смешно, а бросать ее на путях – бесчеловечно. Поэтому я крепко схватил ее, чтобы она не брыкалась и насильно перенес через пути. Там я оставил ее у какой-то железнодорожной будки толи стрелочника, толи не знаю кого. Дальше я шел молча, и не обращал никакого внимания на Ванькины стоны по поводу руки. Я думал о том, как такое могло быть. Вчера я видел, что у нее глаза желтые как у кошки, а сегодня оказывается, что она абсолютно слепа. Вот такие вот дела. Но потом начался матч, и все мои недоумения были забыты. Игра была ядерной – наши выиграли с разгромным счетом. Матч только-только закончился и началась очередная стычка между болельщиками, причем по всем правилам – с битами, цепями, дубинками. Мы как-то оказались чуть ли не в самом центре. Я успел навернуть парочке, и услышал, что Ванька зовет меня. Повернувшись, обнаружил, что он стоит качаясь, рука висит плетью, лицо все залито кровью так, что не видно глаз. Я подбежал, схватил его и потащил прочь от этого места. Я бы мог и еще остаться, но друга надо было спасать и чем быстрее, тем лучше. Я тащил его как можно дальше от стадиона, где начала твориться полная какофония. До спасительных путей оставалось совсем немного, надо было еще чуток протянуть, и можно было бы передохнуть. В этот момент я услышал приближающиеся злорадные крики. Оборачиваться и смотреть, что это такое – не было никакого смысла. Нас увидели и естественно погнались. Я, не видя другого выхода, пришпорил еще быстрее. Ванька был поздоровее меня и тяжелее. Мой позвоночник трещал, хрустел и разрывался. Поясница болела какими-то пронзительными толчками. Я понял, что не смогу оторваться и поэтому прислонил Ваньку к какому то столбику и стал ждать. В этот момент и услышал каркающий голос, от которого по спине побежали большущие мурики, несмотря на сложившуюся обстановку. Голос сказал, чтобы шли к нему. Выбирать то мне было не из чего. Я ухватил друга и, превозмогая боль, пошел туда, откуда были слышны слова. Идти пришлось шагов десять, а там я в очередной раз отвалил челюсть. На земле сидела та самая бабка в черном, она таращилась на меня своим белым взглядом и хлопала по земле рядом с собой. Она велела мне, причем повелительным тоном, положить Ваньку рядом с ней, а самому сесть с другой стороны. Я даже противиться не мог и сказать что-либо. Я просто послушно подтащил к ней друга, который к тому времени уже потерял сознание, а сам плюхнулся рядом. Спустя несколько мгновений на площадку перед нами выскочили пятеро – двое из них с битами. Вот тут-то я, почему то решил, что больше никогда не буду принимать участие в таких разборках. Они выглядели как животные – волки, идущие по следу своей добычи. Спустя еще несколько мгновений я понял, что что-то идет не так. Они, тяжело дыша, озирались по сторонам, стоя от нас всего в нескольких метрах. Потом начали ругаться, что потеряли нас. Я сидел с разинутым ртом и ничего не понимал – вообще ничего. Они не могли нас не видеть по всем законам природы – это все равно как соседа по парте не видеть. Сколько прошло времени - не понял, но закрыл рот, только когда понял, что они уходят. Я повернулся в сторону бабки и чуть не заорал – ее глаза сверкали как тогда вечером - глубоким желтым огнем. Я чуть не наложил в штаны от самого настоящего ужаса. Бабка открыла рот и проскрипела, чтобы мы уходили. Я поднял мычащего Ваньку и, представляете, не придумал ничего лучше как попытаться поклониться старухе, и мы чуть не упали. Глаза ее приняли обычное выражение, и она махнула рукой толи в знак согласия, толи еще чего. Я доволок друга до больницы, благо рядом было, но всю дорогу перед глазами стояли бабкины желтые глаза. Пока сидел в приемном отделении, сумел додуматься, что это она меня отблагодарила за то, что я ее через пути перенес. Ну, вот так вот, с тех пор прошло уж пять лет. Мы с Ванькой больше никогда не безобразничали и не отрывались на матчах. Да я даже ходить на игры стал редко. Ту бабку я больше никогда не видел, но иногда вспоминаю с огромной благодарностью. Вот и сейчас вспомнил, просто напротив меня на перилах сидит большая черная кошка с желтыми глазами – она лениво умывается и не обращает на нас никакого внимания. На улице теплый летний вечер, воздух пахнет цветами и зеленью после дождя – как же хорошо просто жить…//6650//Luba
Рейтинг: 0
+538