0
Март 22, 2015 Разместил Luba в раздел Фэнтэзи

Все наперекосяк или дни из современной лесной жизни - 9

Викентий отчаянно потряс головой – он старался отогнать от себя цветные видения из личной жизни Василисы Арнольдовны, а жизнь-то эта была весьма богата и разнообразна. Русалку как прорвало – Правда-трава была хороша. Она смотрела большими и честными глазами то на изумленного Жорика, то на лешего с оторопевшим Сигизмундом и несвязно лопотала про то, как сделать удачным и приятным процесс русалочьего нереста. Для лешего это было перебором, так как он еще ни разу в своей жизни не нерестился – тьфу, не… - лучше не надо. Викентия воспитывали в строгости – до свадьбы ни-ни. Да и потом можно только ночью в берлоге и подальше от любопытных глаз. Однако червячок грешного любопытства к потаенным и чувственным желаниям уже родился и тут же начал вгрызаться и нашептывать, чтобы благовоспитанный леший послушал бывалую русалку и ума-разума набрался. Нет!!! Викентий опять махнул головой прям как лось от мух, и все присутствующие на поляне со страхом начали смотреть уже на него. Он же решительным шагом пошел к Василисе, схватил ее и усадил на пень рядом с опьяневшим Сигизмундом, который сразу же начал пялиться на неприкрытые скользкие перси русалки. Леший вернулся к противному мужику и наконец-то задал самый главный вопрос – Кто или что такое профилакторий? Мужик вяло шевелил красными обцелованными русалкой губами и бессмысленно моргал. Тогда Викентий усадил его, хоть и противно было к человечине прикасаться, и поинтересовался о том, как зовут мерзкого колдуна. Мужик «осмыслился» и ответил: «Грыг-г-орый Иваныч». Ага, дело пошло как по маслу. На повторный вопрос о профилактории, Грыгорый, которого леший сразу же окрестил Горынычем, ответил, что это очень хорошая вещь – людям помогает. И что, он тоже, когда закончит варить (что варить?), будет там отдыхать и лечиться. Викентий, помня, что перед ним колдун, который умеет руками высекать искры и огонь, на всякий случай из практических соображений уточнил, что именно тот «варит». Мужик же ответил, что варит железо, вот уже пятнадцать лет. Леший задумался, так как картина вырисовывалась не очень хорошая. Профилакторий – это видимо колдовской дом людей, где эти нечисти будут колдовать и лечить. Главный у них вот этот мужик, который – страх подумать – варит железо. В Лесу железа опасались, так как с ним всегда приходила смерть – деревья рубили, зверей стреляли – вона как Жорикову мамашу ухайдакали – раз и нету медведицы. Профилакторий будет готов осенью – времени оставалось мало. Но если этого колдуна не отдавать людям, значит и не выйдет у них ничего. М-м-м, а если другого найдут? Тогда и того тоже сюда…. И куда их? Надо еды, пойла…. Ха! Прятать их можно на болоте, а развлекать их будет Василиса Арнольдовна. И сколько так по времени? Да и ладно…. Ну, сколько у них там колдунов будет? Ну, три, а может четыре, а там время пройдет, состарятся, помрут и забудут про ужасный профилакторий – слово то какое мерзкое, тьфу, впрочем, как и все остальное, что касалось человеческого племени. Мужик начал дергать Викентия за ногу и просить пожрать сала и чего-нибудь солененького. И где взять этого чего-нибудь солененького? В лесу ясен пень такое не хавали, и поэтому надо было искать рыбаков, чтобы хоть у них поживиться чем-нибудь. Воровство в Лесу считалось делом обычным и даже хорошим. Не разевай рот – тогда сытно пожрешь, а если по-другому, то и сиди – соси лапу, дурак! Простая и непреклонная истина, которую втолковывали детенышам вместе с молоком матери. Однако время шло и к тому же мужик начал еще громче канючить и требовать сальца с чесночком. Викентий встал и устало вздохнул – за эти несколько дней он так устал, как никогда за всю свою жизнь, но надо было идти за хавчиком и причем естественно самому – куда этим-то поручить….потом идти спасать или еще что похуже. Он пригнулся и, не попрощавшись, слился с окружающими деревьями…. Воздух свистел в ушах, ветки стеной проносились мимо – он даже не успевал их замечать – шел на запах лучше любого волчары – куда им до него…так, шавки, вечноголодные. Вот и река, ага…Трое людей стояли по колено в воде и ловили рыбу. Викентий всегда поражался бесконечной человеческой глупости. Зачем все это? Зайди в реку, да выбирай, кого сегодня будешь жрать. Хватай, да в пасть суй и жуй– вон у Жорика бы поучились… Хотя тот дурак рыб ловил и тут же выпускал – ему было их жалко, понимаешь. Леший до сих пор не понимал, как медведь вымахал такой громадиной на рационе из орехов и ягод…ну и Лес с ним! Леший сразу заприметил шалаш и сообразил, что еда должна быть там. Люди не обращали никакого внимания на берег, поэтому Викентий спокойно просочился в их ветхое жилище и начал копаться в рюкзаках. Сало он нашел – странное в черной саже, от него воняло так, что хоть беги. Еще он нашел странные шишки и орешки в блестящих листочках – нюхнул, пахло как ни странно вкусно. Их он тоже отложил для того, чтобы взять с собой. Тут же в куче были бутылки с пойлом и яйца с травой. Траву он знал – это был укроп и лук, можно было и съесть. В руках тащить было неудобно, потому Викентий решил взять человеческий рюкзак. Всю отобранную снедь он покидал туда и так как видел, как люди это носят, закинул ношу за спину – еле влез в веревки. Плечи сильно свело, но руки были свободны – на всякий случай. Хорошая вещь, однако…. Леший выглянул из шалаша – люди стояли спиной к нему. Он мерзко похихикал над этими простаками и двинулся в сторону Заветной поляны. //5366//4482//858//Luba
Рейтинг: 0
+538