1
Март 19, 2015 Разместил Luba в раздел Фэнтэзи

Все наперекосяк или дни из современной лесной жизни - 3

Малина жалобно похрустывала во рту лешего, а он сам с ненавистью поглядывал на Василису Арнольдовну. Если бы не она тогда, не было бы позора такого, не было бы. Она же, бесстыжая, ловко прыгнула на руки пьяному, но счастливому от такого улова рыбаку и, поблескивая влажными от желания глазками, предложила ему сразу «отблагодарить красавца – мужчину». Но эти человеки в первую очередь хотели пить и только пить. Викентий с ужасом наблюдал как Василиса, не моргнув глазом «хлопнула» первую чарку и подмигнула ему. Его же в этот момент начал дергать за штанину урод Петька. Он до сих пор ползал по земле и искал спасительную воду. Леший не помня себя от злости зачем-то взял двумя пальцами этого убогого за шкирку и понес к воде, где и бросил его . Там, почуявший влагу мужик сразу очнулся и начал жадно лакать воду. Василиса призывно заорала Викентию и махнула ему рукой, он послушно пошел, так как она все же была старше, и он относился к ней с некоторым почтением. Русалка уже нагло валялась среди рыбаков и, поочередно поглаживая их по спине, нагло жрала водку. Те же нисколько не стесняясь присутствия странных гостей, наливали и наливали… Викентий сам не знал, зачем это сделал, но взял у Василисы стаканчик и глотнул. Дальше он ничего не помнил кроме тумана, муравьев в носу и какого-то идиота, который на нем сидел и что-то кому-то долго рассказывал. Когда голова встала на место и Викентий сел, отшвырнув мужика, который, оказывается, упал ему на спину и так и пытался спать на лешем, он понял, что такого отвратного вкуса, который у него был во рту, он никогда не забудет. Вот и сейчас, когда он жрал малину, в горле сушило и свербело так, что аж невмоготу было терпеть. Викентий с трудом отогнал позорные воспоминания и поинтересовался у развратной Василисы о том, не было ли тут чужаков. Русалка грустно покачала лохматой головой и поцокала: «Нет, как жа-а-ль, ммм, было бы хо-о-рошо-о». Леший выругался про себя и решил позлить Василису, чтобы вывести ее из обычного состояния томных чувств. Он сразу сообразил, что надо «пощупать» ее за родственничков, поэтому притворно безразлично зевнув, сообщил ей «новость» о том, что ее опять обсуждали лесные мавки. Те-то были отменными сплетницами и только этим и занимались. Викентий начал вдохновенно врать про то, что Василису Арнольдовну до сих пор считают ненастоящей русалкой, а помесью, так как все-таки неизвестно куда делся ее папаша со странным именем Арнольд и кем он был на самом деле. Василиса от возмущения подпрыгнула на камне и начала визжать так, что в момент заплевала все вокруг себя. Леший терпел, ему и надо было ее разозлить, как следует для того, чтобы она согласилась пакостить людям, а не таскаться за ними, как…ну понятно кто… Однако Викентий перестарался и теперь надо было слушать весь этот бред про папашу, корабли, войну и трудную ситуацию. Там все в двух словах рассказать-то можно было. Давно, когда Викентия еще не делали, в этих местах проходили корабли - у людей как обычно шла очередная война (сумасшедшие существа), и туда-сюда мотались всяческие отряды и рубили друг дружку мечами и топорами. Ну, Лесу то, что до этого, а ничего… Меньше народу – лес в сохранности. В этой реке жила Василисина мамаша, та еще рыба, как говорят – позор, да и только. Вот она себе и завела Арнольда с одного из кораблей. Большой говорят человек был. Борода – во! Плечи – о! А сам, по мужицкой-то части – ого-го! Ну, прям как настоящий леший почти, только помельче, да пострашнее чуток. Ну и что, что Арнольд месяц с русалкой жил, подумаешь ребеночка заделал – всякое бывает…Так нет, Василиса упиралась и рассказывала сказки о том, что ее папаша был чуть ли Посейдоном… Глядя на мелкую и невзрачную русалку с недоразвитыми формами и облезлой чешуей, даже Викентий иногда верил, что ее папашей был и впрямь человек. Фу – гадство – то, какое! Леший притворился, что абсолютно полностью поглощен «правдивейшим» рассказом Василисы Арнольдовны (ха-ха), а сам начал продумывать военный план по выживанию людей с их гнусным профилакторием, которого он пока сам не видел, но всей своей мохнатой шкурой чувствовал, что действовать надо быстро и согласованно. Один он не потянет – задавят…Мысли роились как мухи над пометом и мешали друг другу. Изредка уши прорезали Василисины вопли. Но, Викентий ощущал в себе необычайный подъем и не обращал, ни на что внимания. Он начнет войну, но так, что не нарушит отцовскую клятву! В ином случае на него не посмотрит ни одна благообразная лешачка. А провести остаток жизни с Василисой, у которой опарыши вместо мозгов ему совсем не хотелось. Как назло он представил их общих детей и содрогнулся... Мдаа, что в голову то лезет… Так правильно, когда жизнь то такая в лесу пошла. А если бы вот у Арнольда, что папашка, сестра была…да такая как он… Ну не совсем как он, такая же – только женского полу… Смог али не смог бы с ней лешачат делать? Ну, так-то смог бы… Викентий непроизвольно хихикнул вслух, представив себе, как идет по лесу с новоиспеченной женой Арнольдиной, перед ним почтительно расступаются деревья и кланяются грибы… В этот момент счастливый леший получил мощный тычок в бок. Василиса Арнольдовна восприняла смех как издевательство над ней, ее мамашей и папашей и со всей силы вцепилась Викентию в бороду. От неожиданности леший упал с камня и больно стукнулся спиной обо что-то твердое…//5127//4293//827//Luba
Рейтинг: 0
+538