0

Тянем-потянем

Каждое лето меня и моего брата мать отправляла в деревню к дедушке. Мы с братом сильно противились этому факту, потому что у деда нам не нравилось. Он заставлял нас пропалывать грядки, колоть дрова и носить воду из колодца. А когда солнцепек достигал своего апогея, так еще надо было переться в лес за ягодами. А ягода эта - черника, сами наверняка понимаете, какая она мелкая и как трудно ее собирать, особенно непоседливым детям. В итоге, только к шести часам вечера мы были свободны, словно ветер. А что толку - купаться уже не пойдешь - не отпустит никто, другие дети уже нагулялись за день и отдыхают, сидя по домам. Вот нам и оставалось только довольствоваться игрой с собакой, да катанием на одном единственном велосипеде. В дождливую или просто пасмурную погоду, нам разрешалось сидеть дома, что тоже не приводило нас с братом в особый восторг, но мы со временем научили себя развлекать всем, что было в доме: игрой в лото, в карты, иногда устраивали спектакли небольшие, в маленькой комнатке, заваленной хламом. Я надевала на голову старую дедовскую шляпу, укутывалась в огромную, проеденную молью шаль, и выступала в роли старухи, разговаривая старческим, противным голосом. Так мы веселились. Потом брат кем-то прикидывался, у него это получалось намного лучше меня, вот, действительно, прирожденный талант актера у него был. За неделю до отъезда домой, уже практически в конце лета, нам не хотелось вообще ничего делать: на улице шел ливень третий день, лото, карты и спектакли конкретно поднадоели. Даже что-то новое придумывать было лень. Но тут я выступила с идеей погадать на картах, брат меня поддержал и мы направились в маленькую комнатку-кладовку. Закрыли дверь, включили свет, поудобнее расположились, и я приступила непосредственно к гаданию. Карты люто врали, брат смеялся, мне тоже стало смешно. Когда животам уже надоело болеть от смеха, я предложила вызвать пиковую даму. Не услышав возражений в ответ, я в один прыжок выключила освещение, зажгла свечу, и мы принялись к страшному таинству вызова "пикушки". После нужных слов, в отражении зеркала появилась какая-то тень, она плавно двигалась прямо за моим левым плечом, а брат тем временем наконец перестал ухахатываться. Он выдернул зеркало из моих рук и засунул его под старую кровать, стоящую в комнатке. Крикнул только: "сестра, врубай свет!" Как только я метнулась к выключателю, брата что-то дернула за ноги, он упал, и его потащило под кровать, тащило до тех пора, пока под ней не скрылась его голова. Я дотянулась до выключателя, щелкнула им, но лампочка перегорела, а свет свечи - спасительницы потух от дуновения нежданного ветерка. Брат кричал, его руки скребли ногтями по полу. Тут уже встал выбор передо мной: или снова зажечь свечу, или не терять времени и вытягивать брата. Я выбрала второе, потянув его за руки, тело поддалось, но ненадолго. Он обратно "затянулся" под кровать. Тогда я уже крикнула в пустоту: "отпусти его, ведьма!" Отпустило, что-то, услышав меня, шуганулось. Еще раз с усилием дернув за руки брата, он вызволился из-под кровати, и мы дружно выбежали из комнаты. Я не знаю, что это было - пиковая дама или еще что, но в то помещение мы больше не заходили, да и на дачу нас не отправляли. Ее вскоре удачно продали вместе с хламом и зеркалом под кроватью.
Рейтинг: 0
+52