1

Я не Алешенька!

Обычная деревня Стряпино. Среднестатистическая бабка Нюра. И совсем незаурядная история… Дело в том, что как то бабе Нюре захотелось супчика грибного. Недолго думая она и собралась в лес за будущим ужином. Дело было к вечеру, но так как бабка знала всю округу, она, не задумываясь, пошла прямиком на знакомое ей грибное место. Отойдя от деревни на приличное расстояние, она ковыляла по узкой, едва заметной тропинке. Как вдруг впереди она увидела силуэт какого-то зверя. Поднапрягши глаза, баба Нюра поняла, что это лисица. Зверь сидел на тропинке и явно не собирался уступать бабке дорогу. Она же была женщиной упертой, да и по кустам шарахаться ей не больно хотелось, поэтому она начала кричать на лису и махать в ее сторону клюшкой. Зверь сдался, не выдержав такой, доселе незнакомой ему атаки явно сумасшедшего, а то и бешеного гостя и утек в заросли. Бабка крайне довольная своей победой двинулась дальше и чуть не споткнулась об что-то маленькое и шевелящееся на тропинке как раз в том месте, где и сидела лиса.  Баба Нюра наклонилась и ткнула палкой в шевелящийся комочек. Он же тихо и жалобно  запищал и застрекотал. Пенсионерка решилась дотронуться до неведомого зверюшки и перевернула его. Бабу Нюру едва кондрат не хватил. Комочек был маленьким сереньким то ли человечком, то ли…. слов то нет, чтобы описать. Тепленький, пушистенький, глазки как бусины желтого цвета прям как у совы. Он моргал и смотрел на бабку, при этом жалобно стрекотал и подергивался.  Бабу Нюру озарило: «Алешенька! Точно он! Инопланетянин! Это как в газете писали! И я его нашла! Вот славы то будет, в газете напечатают, а то и продать его можно американцам – они больше дадут изверги, любят над пришельцами издеваться…». Бабка схватила пищащий комочек, положила его в корзинку и поковыляла домой с крейсерской скоростью. Около дома она, воровато оглянувшись по сторонам, шмыгнула в избу и, забежав в свою комнату, положила гостя на кровать, и начала его разглядывать и приговаривать: «Алешенька мой, сейчас я тебя покормлю, помою, да одену по человечески». Серенький гость пофыркивал и пытался уползти с кровати, но бабка сунула его обратно в корзинку и пошла за едой. Чем кормить Алешеньку, она не знала, но рассудив, что у инопланетян вода уж точно есть, решила напоить малыша молоком. Тот же, тараща на бабку большущие желтые глаза, вытягивал губы трубочкой. «Точно голодный» - обрадовалась та. Она напоила «мальчонку» из бутылочки с соской, которой до этого кормила телят. Он не протестовал, сосал молоко, да причмокивал. Баба Нюра положила его в лукошко, и ее гость сладко, потянувшись в стороны серыми мохнатыми ручками с длинными кривыми когтями, уснул. Она накрыла его крышкой и крепко привязала ее веревкой. Раскинув мозгами, баба Нюра решила действовать по плану. Первым делом она решила сгонять к главному умнику на деревне Петьке. Тому было пятнадцать лет от роду, и у него был всамделишний копьютер. Баба Нюра видела такие штуковины по старенькому телевизору, когда смотрела чудной и очень страшный фильм про человека – робота. Поэтому Петьку она боялась, но очень уважала за его ум и нечеловеческие способности. Она даже стучать в калитку не стала, а сразу почесала прямиком в его комнату. Когда баба Нюра влетела в открытую дверь, Петр  от неожиданности и от испуга свалился со стула. Бабкины глаза горели прямо таки сатанинским огнем, а сама она была крайне взбудоражена. Услышав ее слова, парень бросил искать на полу очки и сел, отвесив челюсть. Бабка же выдала: « Петенька. Умница мой. Включи свою жуткую машину, посмотри, чем инопланетянов кормют. Молоко точно пьет, так и густенького ему бы надо. А чо дать то не знаю. И посмотри еще как в Америку позвонить и кому. Мне ж продать его надо, у меня корова одна всего, а телят ждать надо пока вырастут. А его продам и тебе тоже денег дам на… ну вон хоть лисапед купишь. А? помоги, милок!» Петенька икнул – сожранный незадолго до этого матушкин пирог с капустой нещадно и настойчиво просился наружу. Парень подумал, что пироги тоже обладают своей жизнью… Мысли в парнячьей голове начали течь медленно и принимать образы воздушных облаков… Он, в конце концов, встал и ответил Бабе Нюре, что инопланетянов кормют галогеновой выдержкой и жидким электричеством. Та, выпучив глаза, спросила о том, где же ей эти продукты взять. Парень, вздохнув, ответил, что бабке надо ехать в город на рынок. «Уй, зараза» - подумала бабка и вспомнила: «А позвонить? Американцам?». Пете стало тошно, но он, собравшись с силами и отгоняя облака, крутящиеся в голове, сказал, что позвонит, но попозже, так как у нас разница во времени, и американцы сейчас еще спят. Бабка довольная начала кивать и пятиться к выходу: «Я еще приду?». Петенька кивнул и понял, что ему надо лечь… Баба Нюра неслась домой и думала, что надо срочно ехать в город за инопланетянской едой. Забежав в избу, она перевела дух, и только было собралась переодеваться в городскую одежку, как услышала позади себя грохот. Дверь то она не закрыла и, обернувшись увидела, что на крыльце стоит, переваливаясь с ноги на ногу, или с лапы на лапу – не пойми что, кто-то огромный серый и мохнатый. Он шевелил большими ушами и пыхтел как медведь или десять медведей. Огромные желтые глаза сверлили бабку с нечеловеческой злобой и жутью. Внезапно Гость рыкнул, и баба Нюра повалилась в обморок. Когда она пришла в себя, то первое, что увидела, это было все то же  мохнатое лицо. Бабка тихонько заскулила и подумала, что надо рвать когти, но как это сделать она не знала. Чудище же продолжало стоять на крыльце и не заходило в дом. Внезапно оно засвистело и застрекотало, а потом с трудом выдавило человеческие слова: «Слышь, старая карга, отдай то, что взяла, грибница ты пустая, а то хуже будет». «Говорит, ишь ты, нечисть, какая пошла» - промелькнуло у бабки. Она на четвереньках послушно поползла в свою горницу и, взяв пищащую корзинку, также на четвереньках вернулась обратно. Гость радостно заугукал и зафыркал, а корзинка отозвалась ему восторженным щелканьем. «Сыночка моя» - пророкотал Гость и, порвав веревку, вытащил своего отпрыска и прижал к груди. Они какое-то время пересвистывались, а потом чудище погрозив бабке кулаком, стремительно метнулось к забору и растаяло. «Ох, ты ж ежкин кот, обозналась, лешачье ж племя» - подумала бабка и начала креститься. Утром, когда баба Нюра с опаской попыталась выйти из дома, она чуть дара речи не лишилась. Все крыльцо и дорожка до самой калитки было завалено грибами. «Да, хорошо про американцев то не узнал, лесная душа, а то б…» - рассудила баба Нюра и пошла, собирать грибы.  //6536//5469//1036//Luba
Рейтинг: 0
+538