0

Я иду.

Я услышал, как дядя позвал меня. Он прошептал мое имя так тихо, что, будь в доме кто-то еще, не смог бы его расслышать. Я обернулся и оглядел комнату. Она была пуста. - Витя, - повторил знакомый голос. Я поднялся с крутящегося стула, вышел в коридор и проверил кухню. - Витя, - снова произнес дядя. Меня как будто обдало холодом, словно это шептал не дядя, а ветер, струившийся через оконные щели. Я вытер неожиданно выступивший пот со лба и вернулся за свой стол. С тех пор прошло чуть больше трех дней, когда я стал убийцей. Конечно, все произошло случайно, но, тем не менее, я продолжал осуждать себя за свою глупость. Кто носит нож лезвием вперед? Только истинный глупец. Обычное застолье, за которым собрались все родственники, омрачилось смертью одного из них. Я намертво («намертво» - какое слово… подходящее) запомнил лица всех сидящих за столом в тот миг, когда дядя ввалился в комнату, удерживая руку на своем животе, через которую уже проступила алая кровь. Следом за ним зашел и я, не отпуская окрашенный в багрянец нож. - Он не виноват, - прохрипел тогда дядя. – Я сам напоролся… Дальше он ничего не сказал, а только грохнулся на пол в беспамятстве. Первое смятение сменилось хаосом. Гости повскакивали со стульев. Кто-то закричал. Я не обратил внимание на того человека. Мои глаза были прикованы к бездыханному телу дяди, как будто некто их специально удерживал. Затем приехала скорая, следом сотрудники полиции. Я плохо помню последовавшие события, словно мой мозг затуманился. Или, как и руки дяди, обмочился в крови. - Витя, - позвал дядин голос. Я вернулся из воспоминаний и выглянул в окно. В этот момент как раз мимо моего дома проезжала кавалькада машин, везущих дядю в последний путь. Я не пошел на похороны, сославшись на недомогание. Естественно, все знали об истинных причинах моего поступка, но никто не воспротивился. - Витя, пойдем со мной. Я встал. Поступить иначе я не мог. Я любил дядю, заменившего мне родного отца. Того, кто бросил нас, когда мне было всего пять лет. - Витя, выходи. - Иду, дядя, - ответил я. Пройдя на кухню, я открыл дверь, ведущую на балкон. Дядя был там, всего в нескольких десятках метров. - Витя, поторопись. Дверь не поддавалась, тогда я с силой распахнул ее. Звякнуло и тут же разбилось стекло. Но я даже не повернул головы. Мой дядя уезжал, и я не мог терять времени. Он меня звал, и мне следовало поторопиться. - Витя, Витя. – Его голос становился все тише, как будто отдалялся. Я выскочил на балкон, залез на перила и вдохнул полной грудью морозный воздух. - Я иду к тебе, дядя. От земли меня отделяли одиннадцать этажей.
Рейтинг: 0
0