2

Традиции в семейном кругу

Мне не нравятся семейные торжества. И больше всего я не люблю именно свой день рождения. Это однообразие доводит меня до безумия. Родители, разумеется, первыми поздравляют меня. Мать вместо обычных утренних криков старается улыбаться, а отец напивается уже с утра и включает музыку. Вот прошел еще год. Музыкальный вкус отца оставляет желать лучшего. Но спорить с ним бесполезно, ведь он не слушает ни домашних, ни соседей. Дверь не открывается никому, даже сотрудникам полиции. Поэтому всем приходится «наслаждаться» песнями о воровской доле, в том числе и соседским бабушкам. В районе полудня все это мракобесие дополняется родственниками. Странные и толстые тетя Наташа и дядя Женя вваливаются в комнату и начинают поздравлять, попутно выкрикивая слова любви в мою сторону. После данной церемонии они направляются на кухню, чтобы выпить и поговорить с родителями. Теперь помимо ужасной музыки приходится слышать их отвратительный хохот. Дальше приезжает Василий Иваныч. Он всегда поздравляет меня долго и нудно, ведь он считается творческим человеком. Как обычно, подарка для меня у него нет, но зато присутствует бутылка дешевого коньяка. Компания снова удаляется на кухню, чтобы послушать рассказы Василия Иваныча о его театральной карьере. Напоследок, к нам присоединяются мамина сестра и ее пятеро детей. Они никогда не здороваются, постоянно бегают по квартире и не дают покоя никому. Каждый стремится найти для себя как можно больше интересных вещей, которые можно утащить в свой бедный дом, обделенный игрушками. Мне становится их даже немного жалко. Однако я всегда тяжело вправляюсь со своей яростью по отношению к этим маленьким сорванцам. Когда все гости собираются на месте, начинается всеобщее веселье. Море водки и легкая закуска приводит к тому, что все напиваются и начинают обсуждать различную ерунду. Для меня эти политические темы не имеют значения, однако приходится сидеть и поддерживать статус именинника. Когда, наконец, у меня появляется возможность, я ухожу на кухню. Я знаю, что там остается всегда пачка сигарет и зажигалка. Резкий запах бьет в нос, но я не обращаю на него внимания. Малышня смотрит как-то странно, словно старается загладить вину. Мне абсолютно все равно. Я беру сигарету и направляюсь к окну, чтобы распахнуть форточку. Чиркаю зажигалкой. Над старенькой газовой плитой появляется голубое пламя. Странно, но мне кажется, что должен быть взрыв. Вместо него я не чувствую уже ничего: звуки и ощущения исчезают. Дети мгновенно замолкают. Вот и музыка стихла, как же это прекрасно! Лишь изредка слышу, как дядя Женя ругается матом – он всегда пугается, каждый раз. Я закрываю глаза и начинаю медленно поднимать веки. Мир словно раздваивается вокруг. Я вижу, как это было тогда, несколько моих юбилеев назад. Детская игра обернулась гибелью множества людей: огонь и газ быстро уничтожили все следы нашей веселой попойки. Я вижу себя, свой пылающий облик. С другой стороны я могу рассмотреть, как изменилась квартира за это время: копоть и сажа вокруг, нет мебели и окон. Наступает облегчение и благоговейная тишина. Я чувствую, что постепенно растворяюсь. Мне даже немного жаль тех соседей, которые не могут уехать отсюда. Наверное, сложно жить рядом с проклятым местом. Но теперь они смогут отдохнуть, их ждет 364 дня тишины. До следующего года, когда я снова встречу свои пятнадцать лет…
Рейтинг: 0
+57